Герб Российской империи
(современный дизайн
М. Медведева, 1997)

III. 3. Прочие элементы герба

Помимо щита, в состав герба могут входить шлем, нашлемник, намет, корона (или аналогичный венчающий элемент — бурлет, шапка), щитодержатели, девиз, мантия, а также особые дополнения — награды, должностные знаки и пр.

Шлем в России является принадлежностью родовых и личных гербов. Единственный городской шлем в официальной истории российских гербов был подтвержден Ревелю (ныне Таллинн) в 1730 г. Чаще всего встречается заимствованный из среднеевропейской традиции «турнирный» дворянский шлем — стальной (что в случае со шлемами изображается натуральным серо-синеватым колером), с золотой решеткой забрала и золотыми украшениями. В жалованных гербах XVIII в. встречается и другой тип дворянского шлема, заимствованный из Франции — «закрытый» или «копьевой». Для титулованной знати был предусмотрен серебряный шлем с золотыми украшениями, но часто его место занимал простой дворянский. Не обходилось без исключений: турнирный шлем в гербе графов Головкиных (ОГ I, 16) — стальной, без золотых деталей; баронам Вейсманам фон Вейсенштейнам (ОГ III, 23) был пожалован золотой шлем, положенный в принципе только членам владетельных династий. Во второй пол. XIX — нач. XX в. в гербы старых русских родов иногда вносились русские шлемы (ерихонки) — стальные с серебряными украшениями для нетитулованных дворян (см. рис.7), стальные с золотом для баронов и графов, серебряные с золотом для князей; в гербы Империи, императора и членов августейшей фамилии вошел так называемый «шлем св. Александра Невского» — парадная царская ерихонка XVII в. В гербах родов восточного происхождения изредка можно встретить ориентальные типы шлемов (князья Чингисы (ОГ XII, 12), князья Чегодаевы (ОГ XVI,2) и др.).

 
Рис. 7. «Древле-русский» шлем и щитодержатели, указывающие на принадлежность рода к старому дворянству, в гербе Молоствовых (ОГ XIV, 13)

Шлем располагается над щитом, обычно анфас, иногда — в профиль; если шлемов несколько, они поворачиваются навстречу друг другу (при нечетном их числе средний остается повернутым прямо).

Нашлемник [11] — фигура (или несколько фигур), венчающая шлем; чаще всего это плюмаж. Три серебряных страусовых пера стали настолько стереотипными для русской дворянской геральдики, что в сер. XIX столетия пожалование гербов с такими нашлемниками было на время прекращено, и даже при переутверждении старых гербов серебряные перья стали заменять разноцветными. Иные характерные типы нашлемников — рука с мечом (саблей), пара крыльев (так называемый лёт). Над шлемом может повторяться фигура гербового щита, но столь же обычны и нашлемники с совершенно самостоятельными изображениями.
____________________
[11] В наши дни часто и неверно именуется клейнодом. В русском языке (в том числе официальном) значение этого слова иное: атрибуты власти (монаршие регалии и, особенно, инсигнии казачьих войск — насеки, булавы и т. п.); см. блазон герба графа А. Разумовского в Приложениях.

Намет — шлемовое покрывало, изорванное в клочья и чаще всего изображавшееся в виде прихотливого орнамента, подобного растительному. В большинстве случаев намет имеет верхнюю сторону расцвеченной главной финифтью герба, а подкладку в цвет главного металла. Очень редки примеры намета, украшающего герб самостоятельно, без шлема (как у баронов Фредериксов — ОГ I, 35).

Короны являются атрибутами достоинства, обозначают дворянство или же титул обладателя герба (от баронского до императорского, см. рис. 5), иногда — титул, принадлежавший роду в прошлом. В земельных и городских гербах короны указывают на административный статус или на титул, исторически с регионом связанный. В полном гербе дворянская корона, как правило, венчает шлем, так что нашлемник (если он есть) выходит из нее. Баронская и графская короны обычно располагаются между щитом и шлемом и при этом повторяются на шлеме, но могут и занимать лишь одну из этих позиций.

Если шлемов несколько, корона, указывающая на родовой титул, может венчать лишь один из них (см. рис. 8); в противном случае имеется в виду, что хозяин герба имеет более одного титула. Это правило, однако, было несколько раз нарушено при пожалованиях начала XIX в., а в Финляндии оно не соблюдалось вовсе. Рис. 8. Герб графов Паниных (OГ I, 25). Венчающая щит графская корона повторена только на среднем шлеме. Второй шлем вовсе не имеет короны, на третьем — дворянская

В отличие от титульных корон, обычная дворянская корона могла повторяться в гербе несколько раз и не имела «счетного» значения, т.к. быть дважды российским дворянином было невозможно.

Разновидностью корон являются княжеские шапки. Они могут венчать как щит, так и шлем, но обычное их место — над мантией (см. ниже). Некоторые княжеские роды пользовались особыми типами шапок и корон, отличавшимися от обычных (Черкасские (ОГ II, 9), Ширинские-Шихматовы (ОГ X, 95)). Все члены правящей династии помещали в своих гербах императорскую корону (о причинах этого см. ниже).

Бурлет — жгут, свитый из разноцветных лент (обычно в цвета намета), венчающий шлем вместо короны и служащий дворянским атрибутом.

Если герб изображается в сокращенном виде, то шлем нередко бывает исключен из композиции, а венчающая его корона или шапка оставлена и помещена над щитом. Отделять подобным образом бурлет от шлема в русской геральдике не принято. Но теоретически бурлет представляет собой такой же отдельный структурный элемент герба, как и корона.

Если же шлем увенчан головным убором, вовсе неспецифичным для традиции гербовых корон (меховой шапкой, воинской каской и пр.), этот убор считается частью нашлемника.

Следует заметить, что в Средней Европе бурлет и «закрытый» шлем считались недворянскими, бюргерскими гербовыми атрибутами, в России они были знаками дворянства.

Щитодержатели, или фигуры в опорах щита — почетные элементы герба, в виде существ (ангелов, людей, животных, чудовищ), поддерживающих щит по сторонам. К XIX столетию право на щитодержателей имели только титулованные особы, представитель старого дворянства (VI часть родословной книги; см. рис. 7), а также те, кому щитодержатели были Высочайше пожалованы в знак особой милости. За редкими исключениями, щитодержатели включались в герб парами — по одному с каждой стороны щита. Щитодержатели имеют подножие (обычно в виде земли с травой или орнаментального цоколя). В русских городских гербах щитодержатели были редкостью: их утверждение последовало лишь для Выборга (имевшего их еще со шведских времен) и Екатеринодара. Щитодержатели Риги были по недоразумению «засунуты» в щит при перепожаловании герба, Митава (ныне Елгава) пользовалась фигурами в опорах щита без высочайшего утверждения.

Девиз — изречение (призыв, нравоучительная формула, исторический афоризм и т.п.), помещаемое в гербе на ленте под щитом (гораздо реже — над щитом или вокруг щита), Надпись — черная на серебряной ленте или же согласована со щитом: литеры по цвету соответствуют главной фигуре, лента — полю щита; первое наиболее характерно для гербов, составленных до сер. XIX в., второе — для более поздних. В некоторых гербах девиз теряет значение самостоятельного структурного элемента и помещается в пределах гербового щита (гербы Копьевых (Копиевых; ОГ VII, 92), графов Витгенштейнов (ОГ XX, 10), две последних версии герба Суворова (ОГ II, 14 и ОГ IV, 7) и др.; вообще подобный прием в гербоведческой традиции не одобряется) или в пределах иной части герба (в императорском гербе — на краю купола сени).

Пурпурная («багряная», «малиновая») мантия с горностаевой подкладкой, золотыми бахромой и шнурами, характерным образом задрапированная, увенчанная княжеской шапкой и образующая фон для основной части герба, является атрибутом княжеского достоинства. Тем не менее многие нетитулованные дворяне, как владетельного, так и более скромного происхождения, особенно в XVIII в., неофициально пользовались мантиями (обычно под дворянскими коронами) в своих гербах. В 1797 г. право на мантию с княжеской шапкой было распространено Павлом I на роды, произошедшие от удельных князей Древней Руси, но утратившие княжеские титулы; во второй пол. XIX в. эта привилегия стала распространяться на иные роды, имеющие владетельное происхождение; последовало ее признание за некоторыми потомками татарских, кавказских, древнерусских правителей.

Для гербов Империи, императора и старших по статусу членов династии была установлена сень (мантия-шатер с куполом, традиционный символ суверенной власти; согласно узаконению 1856 г. — «золотая, коронованная Императорскою короною, усеянная Российскими двуглавыми орлами и подложенная горностаем»). Младшие члены династии получили право лишь на золотую, с орлами, мантию.

Кроме того, в гербах могут появляться дополнительные почетные элементы, иллюстрирующие положение обладателя герба в административной иерархии или системе формальных почестей. Наиболее типичные примеры — орденские знаки в личных гербах кавалеров, фельдмаршальские жезлы, расположенные накрест позади щита, в гербах генерал-фельдмаршалов. В Большом государственном гербе с 1856 г. позади сени помещалась «государственная хоругвь» как особый атрибут верховной власти. Существовали, хотя на практике употреблялись и нечасто, особые женские атрибуты: венок для девиц, «шнур любви» для замужних дам. Их систематическое употребление было введено лишь для членов Императорского дома. Иногда же почетные элементы были не стереотипными, а индивидуальными (как пара знамен в гербах графов Чернышовых (ОГ I, 20 и XVI, 4).

Развитая система подобных дополнений к гербам была установлена Александром II в территориально-административной геральдике (см. в Приложениях). В 1882 г. в Государственный герб, как логическое завершение этой системы, был внесен лаврово-дубовый венок.

Как уже указывалось, воспроизведение герба в сокращенном виде, без одного или нескольких структурных элементов, - частый и вполне допустимый прием. Чрезвычайно типично изображение на предметах дворянского быта только щита под короной или же щита, шлема, короны и нашлемника с исключением намета. Довольно часто в качестве отдельной эмблемы использовалась геральдическая корона, то в одиночку, то над монограммой (так поступали и дворяне, вовсе не имевшие герба). Гораздо более редким в России является использование отдельно взятого нашлемника, обычно с короной достоинства, которая служит ему основанием.

Порой на геральдических памятниках (предметах быта, экслибрисах и др.) второстепенные элементы герба не исключаются, но изображаются в вольной манере, без соблюдения геральдических правил (например, животные-щитодержатели не держат щит, а «гуляют» подле него) и т. д. К подобным вольностям, если они проявлялись в сугубо неофициальной обстановке, гербовая традиция всегда относилась терпимо.

 

© 2019 О гербах. Геральдика сегодня. (2001—)